Почему певица Манижа намерена бороться с насилием в отношении женщин в Казахстане

Манижа / Фото Informburo.kz
Манижа / Фото Informburo.kz

Об этом финалистка "Евровидения-2021" рассказала в интервью Informburo.kz

Российская певица Манижа занимается общественной деятельностью в области борьбы с домашним насилием. В начале 2019 года она выпустила клип на песню "Мама", который можно расценивать как музыкальный манифест против насилия в семье. Одновременно с этим было запущено мобильное приложение Silsila – экстренная кнопка помощи для женщин. Широкую известность Манижа получила после участия в конкурсе "Евровидение-2021", в котором она представляла Россию. Тогда на неё обрушилось много претензий: почему страну представляет этническая таджичка.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Informburo.kz (@informburo.kz)

25 ноября этого года, в первый день глобальной кампании "16 дней активных действий против гендерного насилия", Манижа объявила о начале работы фонда Silsila, который она учредила вместе со своей мамой и продюсером Наджибой Усмановой. Фонд будет заниматься поддержкой мигранток, беженок и женщин, пострадавших от домашнего насилия.

Именно в качестве учредителей фонда Манижа вместе с мамой посетила Алматы. Визит Манижи, организованный "ООН-женщины" и Агентством ООН по делам беженцев, приурочен к глобальной кампании "16 дней активных действий против гендерного насилия", которая проходит ежегодно с 25 ноября по 10 декабря. Цель приезда – встретиться с международными экспертами, общественными активистами, представителями кризисных центров и правозащитными организациями.

Манижа / Фото Informburo.kz

Манижа также является послом доброй воли Агентства ООН по делам беженцев. По словам певицы, полжизни она прожила без гражданства.  

– Я родилась в Таджикистане, мы бежали от войны. Мама несла меня на руках до аэропорта, был комендантский час, транспорт не ездил, были только выстрелы. Мы приехали в Россию, мы были беженцами. Мы прошли очень длинный путь. Мне 30 лет и половину своей жизни я была без гражданства. Когда я получила заветный паспорт, очень многое стало для меня доступным. А до этого было страшно выходить на улицу, было страшно, когда мимо проходила полиция. Моя мама прошла через трудности. У неё было немало проблем, и не только с документами. Я, глядя на свою маму, не понимала, почему в мире медиа нет ни одного ответа, куда нам идти. Почему в мире медиа нет ни одного ответа, что мы не одни. Именно поэтому я как артист в своих песнях говорю: вы не одни и не бойтесь сделать шаг. Будет страшно, но сделайте этот шаг.

– Вы говорили, что не понаслышке знаете, что такое домашнее насилие. По словам психологов,  свидетель домашнего насилия – такая же жертва, и психологические травмы влияют на качество жизни. Что вы посоветуете тем, кто рос и жил в обстановке домашнего насилия? Что делать тем, кто сейчас это переживает?

– Мне крайне повезло, что моя мама – психолог, и у нас всегда был очень открытый диалог в семье. Когда его было недостаточно, я свободно могла пойти к другому терапевту, чтобы проговорить свои переживания. Мне кажется, главное – быть готовым и открытым к тому, чтобы обращаться за психологической помощью. Опять же нужно понимать, что каждый случай индивидуален. В моём случае мне было достаточно терапии, многолетней. Есть организации, подходящие под ваш случай, у них есть горячие линии, по которым вас могут направить к психологу. Если психолог вам не подходит, нужно сказать об этом, и вам найдут другого. Если вы не хотите обращаться в организации, можно найти психолога через друзей. Найти своего терапевта тоже непросто.

– К сожалению, в Казахстане домашнее насилие до сих пор остается стигматизированной темой, несмотря на усилия правозащитников, активистов и международных институтов. До сих пор женщине стыдно сказать, что её избивают, детям стыдно перед друзьями за то, что у них происходит в семье. Что вы можете им сказать?

На этот вопрос ответила Наджиба Усманова:

– Всем бывает страшно признаться в том, что ты оказался в такой ситуации. Страшно признаться прежде всего себе.

Женщина не должна терпеть насилие ни по какой причине, даже ради детей.

Именно от тебя зависит, какими вырастут твои дети, от твоего примера, как ты живёшь. Они как губка впитывают. Если сын видит, как бьют его мать, он в дальнейшем тоже будет бить свою жену. Если девочка видит, что мать терпит эти избиения, она тоже будет терпеть избиения. Главное, женщине признать – да, меня бьют. Следующий шаг – задать себе вопрос: что я должна сделать, ради чего я должна это терпеть? Дальше надо искать варианты, как выйти из ситуации.

Мама Манижи психолог Наджиба Усманова / Фото Informburo.kz

– Манижа, вы верите в то, что домашнее насилие можно искоренить? Как это можно сделать, что этому может способствовать?

– Конечно, можно, хоть это и длительный путь. Думаю, просвещение нового поколения может снизить уровень насилия. На самом деле они уже учатся, используя такие платформы как Tik-Tok, социальные сети. На этих площадках есть и хороший контент, который учит, почему насилие недопустимо. Они видят и запоминают. Они быстро осознают, что для них важна их свобода и границы.  

Манижа / Фото Informburo.kz

– Как вы считаете, нужно ли работать с агрессорами? Например, в западных странах суд дополнительно может назначить принудительную психотерапию для агрессора.

– Это необходимо. Искоренение насилия – это работа не только с жертвой, но и с абьюзером. В Кыргызстане, который мы ранее посетили, существует группа, которая работает с абьюзерами. Когда жертва подаёт заявление на абьюзера, ей выдаётся охранный ордер, в рамках которого абьюзер должен пройти 30-дневную сессию. Способы давно существуют во многих странах, терапевты и психологи придумали, как можно с этим работать. Главное, чтобы мы как общество открыли глаза и стремились к искоренению насилия, потому что усилиями одних правозащитников, активистов и международных организаций, таких как "ООН-женщины", этого сложно добиться. Искоренение насилия – наше общее дело.

– Что вы успели узнать о Казахстане? Какова ситуация с насилием в сравнении с Кыргызстаном, Таджикистаном и Россией?

– Мы в начале изучения ситуации, и мы планируем приезжать сюда часто для обмена опытом.

Но в том же Кыргызстане законодательство совершеннее в плане борьбы с домашним насилием и очень сильная ассоциация кризисных центров. Самое крутое, что у них есть, – выездная мобильная группа, которая имеет право приехать первой, ещё до полиции.

У группы есть свой протокол действий и оценки рисков. Это сильный опыт, который очень отличается от опыта в Таджикистане, России. Нам есть к чему стремится. При этом в Кыргызстане ситуация хуже с насильственными браками, там всё ещё широко распространена кража невест.  

– Можно ли казахстанцам стать волонтёрами вашего фонда Silsila? И чем может помочь волонтёр, если он не юрист или психолог?

– Конечно, можно, мы за этим и приехали. И, во-первых, мы будем готовить волонтёров, как правильно работать с людьми, которым нужна помощь, а во-вторых, есть огромное количество дел внутри фонда, в чём вы можете быть полезны. И помочь фонду, помимо волонтёрства и пожертвований, можно ещё информационно. Надо говорить о теме насилия, даже если она вас не касается.

Надо обращать внимание на своё окружение, обращать внимание на то, как кричат ваши соседи за стенкой, и не бояться вызывать полицию,

обращать внимание на своих подруг, на своих друзей. Относится к этому более осознанно, распознавать и помогать людям – быть тем, кто протянет руку.

– Кстати, что общего в ментальности у женщин стран Центральной Азии?

– Азиатские глаза – это глаза, которые опущены в пол, терпение, терпение и ещё раз терпение. У наших женщин полно табуированных тем, особенно касающихся репродуктивного здоровья.

– Вы очень спокойно отвечаете на хейт,  где-то с иронией, где-то с призывом к здравому смыслу. Во время "Евровидения" вас публично поддерживали многие артисты. Что вы посоветуете тем, кто подвергается хейту за продвижение прав женщин, гендерное равенство, права ЛГБТ, но у кого нет публичной поддержки?  

– Несмотря на общественную поддержку, всё равно было тяжело, и если бы рядом не было семьи и той поддержки, которая была дома, я бы, наверное, не справилась и не относилась бы к этому с долей самоиронии. Самоирония стала главным способом реакции на хейт. Я поняла, что хейт никуда не денется, значит, и я никуда не должна деться. Моя позиция должна только расцветать. Я благодарна всем своим хейтерам – возможно, они мне дали огромную популярность. Поэтому те, кто оказывается в ситуации буллинга, самое главное, не принимайте это на свой личный счёт, не стоит отказываться от своей позиции из-за чьего-то комментария. Если вам совсем трудно, давайте воспитаем в себе правило обращаться за психологической помощью. Хотя бы делиться с кем-то.


Читайте также:


 

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

 Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров