Раимбек Баталов о том, как две пиццы позволят в три раза сократить руководство НПП "Атамекен"

Раимбек Баталов / Фото Андрея Лунина
Раимбек Баталов / Фото Андрея Лунина

Почему взаимоотношения бизнеса и чиновников – это улица с двусторонним движением, и какие правила требуют новой трактовки.

18 февраля 2022 года прошёл внеочередной съезд национальной палаты предпринимателей "Атамекен". Столь бурное проведение бизнес-форума вряд ли вспомнят старожилы, начиная с момента его создания в 2013 году. Делегаты обсуждали прошлое, настоящее и будущее нацпалаты, требуя решительных преобразований. Председателем президиума НПП был избран Раимбек Баталов, заняв место, которое много лет занимал Тимур Кулибаев. Новому руководителю "Атамекена" адресовала свои вопросы редакция Informburo.kz.

– Раимбек, что планируете изменить в НПП в первую очередь – кадры, программы, планы, формат работы? Каких ждать реформ от вас и вашей команды?

– На мой взгляд, сверхцель существования палаты – поддержка малого и среднего бизнеса. И нам необходимо фокусироваться именно на этом секторе предпринимательства.

Если смотреть по весу, то 50% всех ресурсов мы будем направлять на вопросы, связанные со средним, малым и микробизнесом. Второй блок – отраслевые ассоциации, 30-40% ресурсов направим на решение вопросов отраслевого характера. Наконец, 10% – это вопросы "макро-", связанные с Налоговым кодексом, Административным кодексом, разными госпрограммами. Понятно, что под эти цели и задачи мы будем и структуру палаты пересматривать.

Мы видим, что есть очень много внутренних вопросов, которые требуют проработки и оптимизации. Это в первую очередь взаимоотношения между отраслевыми ассоциациями и комитетами палаты. Внеочередной съезд показал, что, к сожалению, не все процедуры совершенны. Поэтому нам предстоит уделить серьёзное внимание прозрачности и понятности принятия решений, публичности процедур, которые связывают отраслевые региональные ассоциации и союзы, комитеты, оценить роль палаты в этих процессах. Палата – это исполнительный орган комитетов и ассоциаций. Каждый должен понимать, кто и за что отвечает.

Раимбек Баталов / Фото Андрея Лунина

Отдельный блок – это взаимоотношения с госорганами. Делегаты поднимали вопрос на съезде, что мы отправляем в госорганы предложения, но не понимаем, какие из них учитываются, какие нет. Никто и никакой ответственности не несёт. Это тоже очень серьёзная проблема. На съезде "Атамекена" присутствовал премьер-министр. Он увидел наши настроения, услышал, что палата будет трансформироваться. И позже отметил, что правительство тоже встало на путь трансформаций и преобразований.

Наши взаимоотношения – это улица с двусторонним движением. Без трансформации взаимоотношений с правительством, без трансформации самого кабмина наши усилия и время будут потрачены впустую. Нам очень важно, чтобы власть нас услышала.

Если прорабатывается какая-то программа, какие-то конкретные документы, то мы считаем, что нужно иметь точно такую же прозрачную процедуру её реализации и – ответственности. Мы вносим десятки предложений, но вот что приняли, что не приняли, и почему, не знаем. Даже не видим, что происходит. Здесь вопрос ответственности. И опять-таки двусторонней – и бизнеса, и госорганов.

Мы хотим, чтобы процесс принятия решений был понятен субъектам бизнеса. Чтобы мы имели возможность мониторить, как эти программы работают, эффективны или нет. И в этой связи встаёт ещё один важный вопрос – это реформирование статистики, которая тормозит процессы. Потому что мы должны реально оценивать наши решения. Мы должны видеть, как и что меняется.

– Какие инициативы президента страны в отношении отечественного бизнеса вы считаете самыми важными?

Первоочередное – это диверсификация нашей экономики. Я считаю это важнейшим вопросом, который мы толком не решили за 30 лет. По крайней мере в той мере, в которой нам бы хотелось. Мы хотим производить больше. Мы хотим нормальных условий для развития бизнеса, нормального инвестиционного климата с разбивкой по отраслям. Мы хотим больше зарабатывать.

Ещё один вопрос – это МСБ. Потому что это регионы. Малому бизнесу не до министерств. Его бог и царь – это аким района, там, где он получает те или иные разрешения, техусловия. Вся жизнь там проходит. Но давайте мы посмотрим, что есть для МСБ в регионах? К примеру, в Алматинской области одна из приоритетных тем – плодоовощная. Но нет программы и льгот для этой сферы экономики. Об этом говорилось не раз, но так и не появилось реальных инструментов поддержки.

Может, это скучно прозвучит, но в палате одной из главных своих задач мы ставим реальные программы, работающие методологии, эффективные инструменты оценки. Это по сути бизнес-план развития отрасли. Я как предприниматель, когда открываю новый бизнес, вначале создаю бизнес-модель. Почему государство так не делает? Вот здесь, я считаю, мы должны менять подходы к развитию малого и среднего бизнеса, в первую очередь на региональном уровне.

Раимбек Баталов / Фото Андрея Лунина

На первой встрече в этом году с предпринимателями президент сказал: "Ребята, давайте улучшать взаимодействие между бизнесом и государством". Мы согласны, давайте ориентироваться на проектный подход. Мы на самом деле с акимами и правительством в одной упряжке. Малый и средний бизнес мы хотим развивать. Думаете, акима не обязывают развивать МСБ? Просто мы предлагаем развивать бизнес не для галочки, внедрять реальные инструменты мониторинга и работать на результат.

В каждом районе должны быть свои чеболи (форма финансово-промышленных групп в Южной Корее, ставшая причиной бурного развития страны после длительного застоя. – Авт.). В каждой области давайте создавать свои чеболи – на конкурентной основе. Ну, и в стране должны быть чеболи. Давайте развивать свои малые, средние и крупные компании. Ничего нового предложить невозможно.

– Как продвигается работа по возмещению убытков бизнесу, пострадавшему во время январских беспорядков?

– Этот процесс непростой, нужно время. Чиновников тоже зашугали, я их не оправдываю, но мы порой из крайности в крайность кидаемся. И чиновники всего боятся. Понятно, что они требуют кучу подтверждающих документов, усложняют процедуры. Слава богу, нас услышали, что нужно процедуры упрощать, процессы сокращать. Процесс идёт, но требует улучшений. Но в этом, максимум следующим месяце, надо вопрос с возмещением убытков бизнеса закрыть и выплатить реальные компенсации. Пора заниматься дальнейшим развитием, а не бесконечно компенсировать.


Читайте также: Успеть до понедельника: у бизнеса с огромными потерями появилась надежда на скорое получение компенсации


Мне пока сложно говорить за всю палату, могу сказать как член алматинской комиссии. Наша региональная комиссия занимает, пожалуй, самую активную позицию в республике. Ребята много пашут и достаточно публично это всё делают. Очень много поступило предложений по оптимизации процессов подтверждения убытков и механизмов выплаты компенсаций именно от региональной палаты Алматы. Я знаю, что палата все свои возможности и ресурсы к этому подключила.

Вокруг каких норм закона об НПП разгорелись споры на последнем съезде палаты?

– Споров было много. Недовольство делегатов вызвали процедуры самой палаты, которые регулируются законом. Очень слабый устав, который тоже регулируется законом об НПП. Ещё один момент – 51 человек в президиуме. Мы все хорошо знаем, что такое корпоративные формы управления. Ну не может совет директоров, в нашем случае президиум, представленный 51 человеком, быть эффективным. В то же время на съезде мы не смогли изменить количество членов президиума, потому что сначала нужно менять закон.

– И сколько человек в президиуме вы хотите оставить?

– Есть такая единица в Гарварде – "две пиццы". Каждая пицца, как вам известно, делится на шесть кусков, вот и совет директоров должен быть две пиццы – 12 человек плюс-минус. В нашем случае – всё-таки 17, по количеству регионов в стране. Это рабочий совет, который будет эффективно работать, принимать гибкие решения. Пока же мы видим, что президиум нерабочий. Его надо сокращать.

Третий блок вопросов, который вызвал ожесточённые споры на форуме, – это делегирование и выборы совета. По мнению делегатов, эти процессы должны быть прозрачными и понятными. Я с этим абсолютно согласен. Много недовольства было высказано и в адрес работы комитетов, правления. Мы понимаем недовольство предпринимателей. Нет чётких положений, как формируется мнение в комитете, является ли оно окончательным или должно учитываться ещё мнение правления. Это должно быть также чётко регламентировано.

Вопрос по обязательному членству. Многие делегаты были за то, чтобы малый и микробизнес освобождать от уплаты членских взносов. Прозвучали и другие мнения, и их тоже понять можно: они тратят своё время, свои деньги, помогают всем предприятиям отрасли, а платят взносы – единицы. Но всё-таки большинством голосов мы отстояли: инициировать исключение из закона обязательных взносов для малого бизнеса. Считаю, что это решение справедливое и правильное. Ну как с малышей-микрошей требовать обязательный платёж? Большинство компаний малого и микробизнеса не проходят по тем нормам для оплаты членских взносов, что прописаны в законе. А те, кто проходит, всё равно не платят. Я считаю, что за два года пандемии "малышам" и так основательно досталось.

– По вашему мнению, сколько времени потребуется на изменение закона и переизбрание президиума?

– Мы будем стараться работать очень интенсивно. Трудно сказать, но мы постараемся уложиться в два-три месяца. Ассоциации, бизнес ждут реформ, ждут перемен. Здесь не так просто всё сбалансировать, но возможно. Есть разные люди и разные мнения. Кто-то соблюдает процедуры, кто-то – нет, кто-то их вообще не знает. И много эмоций. Я почти 20 лет в активной общественной жизни, трансформации происходят. Мы должны понимать, что корпоративную культуру необходимо развивать и очень активно.

– Раимбек, зачем вам, состоявшемуся бизнесмену, заниматься общественной деятельностью? Это же отвлекает от зарабатывания денег?..

– Это действительно сильно отвлекает. И действительно, я много лет этими вопросами занимаюсь, трачу личное время и средства на то, чтобы отстаивать интересы малого и среднего бизнеса, отраслевые вопросы. Для меня это некая миссия, что ли… Я знаю и понимаю, что нужно изменять.

К тому же на наших глазах в стране происходит некий переломный исторический момент. Страна меняется, и я надеюсь, что мои знания, мой опыт, моя энергия позволят этот процесс улучшить. Я чувствую, я в него верю. У меня очень много единомышленников среди предпринимателей. Надеюсь, что с такой командой мы действительно многого можем добиться. Я как бизнесмен очень хочу, чтобы перемены к лучшему казахстанский бизнес заметил. Хочу сработать на результат.


Читайте также:


Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров