Как глобальный энергопереход отразится на беднейших казахстанцах и что будет с ценами

Фото Informburo.kz
Фото Informburo.kz

Для Казахстана переход к нулевым углеродным выбросам будет тяжёлым испытанием. Но другого пути нет.

История человеческого прогресса вселяет оптимизм. Сейчас повсюду в мире люди живут дольше, болеют меньше, а благосостояние их выше. Судите сами: в 1960 году в Казахстане (в составе СССР) ожидаемая продолжительность жизни составляла около 59 лет, а сейчас она превышает 73 года. За тот же период младенческая смертность упала с 68 случаев на тысячу живорождённых до всего лишь девяти. ВВП на душу населения в мире c 1990-го года вырос с 3,5 тысячи долларов до более чем 11 тысяч долларов.

Однако здесь кроется ужасный парадокс. Этот же самый прогресс угрожает уничтожить то условие, благодаря которому он стал возможным, – стабильность климата Земли.

Последствия климатических изменений уже видны, и в дальнейшем они будут только усугубляться, если не удастся радикально сократить выбросы парниковых газов. Понятие "чистый нулевой уровень выбросов" характеризует цель, которая заключается в том, чтобы полностью ликвидировать или компенсировать все выбросы парниковых газов и за счёт этого удержать повышение температуры на Земле в пределах 1,5 °С.

Более 70 стран, включая Казахстан, взяли на себя обязательства по достижению чистого нулевого уровня выбросов. На основные развитые и некоторые развивающиеся страны приходится львиная доля как выбросов, так и ВВП. Однако пока лишь немногие из них подкрепили эти обязательства решительными действиями. Впрочем, это вполне объяснимо. Достичь чистого нулевого уровня выбросов будет нелегко и недёшево – а ведь экономика должна продолжать расти.

Солнечных панелей в Казахстане пока мало, но они есть / Фото Informburo.kz

Что нужно для достижения этой цели? И какие социально-экономические изменения могут для этого понадобиться? В своем недавнем отчёте Глобальный институт McKinsey (MGI) попытался ответить на эти вопросы, исходя из гипотетического сценария, который предусматривает достижение чистого нулевого уровня выбросов к 2050 году. Этот сценарий разработала ассоциация Network for Greening the Financial System (NGFS) ("Сеть по повышению экологичности финансовой системы"), в которую входят 105 центральных банков и органов финансового надзора. Он представляет собой не прогноз, а модель тех результатов, которых необходимо достичь в рамках предложенной NGFS-динамики.

Анализ McKinsey охватывает прежде всего системы энергетики и землепользования, включая такие сектора как энергетика, промышленность, транспорт, строительство, сельское и лесное хозяйство. В совокупности на долю этих секторов приходится около 85% выбросов парниковых газов.

Согласно исследованию, переход к нулевым углеродным выбросам должен быть всеобщим и затронуть все сектора экономики по всему миру. Должны быть перестроены энергетические и землепользовательские системы, на которых лежит ответственность за выбросы СО2.

Cтранам на это потребуется потратить 275 трлн долларов к середине века или примерно 9,2 трлн долларов в год (что на 3,5 трлн больше, чем ежегодные расходы сегодня), чтобы ограничить рост глобальной среднегодовой температуры не более, чем на 1,5°C по сравнению с доиндустриальным уровнем. Эта сумма на 40% превышает текущий уровень инвестиций и эквивалентна половине глобальной корпоративной прибыли.

Несмотря на сопутствующие риски, инвестиции, связанные с достижением чистого нулевого уровня выбросов, уже сейчас приносят экономическую выгоду и по мере дальнейшего энергетического перехода этот показатель, скорее всего, будет расти. Изменения в экономике, необходимые для достижения чистого нулевого уровня выбросов, будут способствовать возникновению перспективных возможностей и позволят предотвратить дальнейшее возрастание физических рисков.

Смог над Алматы. Так дальше жить нельзя / Фото Informburo.kz

Хотя эффект будет распределяться неравномерно, хорошо скоординированный переход принесёт свои плоды. Речь может идти, в частности, о возможностях для долгосрочного снижения стоимости энергии, улучшения здоровья населения и сохранения природных ресурсов. Области для роста могут открыться благодаря повышению эффективности операционной деятельности за счёт декарбонизации, а также созданию новых рынков для товаров с низким уровнем выбросов.


Читайте также: Китай перестанет финансировать угольные проекты за рубежом


Ещё один важный аспект заключается в том, что начинать эти инвестиции нужно уже сейчас. И действительно, согласно сценарию NGFS, самые масштабные расходы будут осуществляться в ближайшие 10-15 лет. Задержка дорого обойдётся сама по себе. Если страны будут инвестировать, например, в строительство новых угольных шахт, а затем решат закрыть их до истечения срока их эксплуатации, то эти активы окажутся обесцененными. Кроме того, в этом случае возрастает вероятность массовых увольнений работников. Таким образом, упорядоченный, постепенный и целенаправленный переход гораздо более предпочтителен, чем резкий и хаотичный. При этом важно будет скоординировать свёртывание высокоуглеродных предприятий с развёртыванием низкоуглеродных, чтобы избежать кризисов предложения или роста цен.

В рамках энергоперехода в целом по всему миру, по оценкам McKinsey, может потребоваться значительное перераспределение трудовых ресурсов, поскольку достижение чистого нулевого уровня выбросов может повлечь за собой потерю 187 млн рабочих мест. Однако наряду с этим могут появиться 200 млн новых рабочих мест, учитывая необходимость в новых масштабных инвестициях и рост таких секторов, как водородная и возобновляемая энергетика.

Перераспределение рабочих мест из устаревших секторов ударит по регионам, где предприятия с высоким уровнем выбросов являются основообразующими.

С социальной точки зрения важнейшая проблема, связанная с климатическими изменениями, заключается в том, что эти изменения "несправедливы": некоторым странам будет труднее достичь чистого нулевого уровня выбросов по сравнению с другими. В частности, регионам с более низким ВВП на душу населения и регионам с большими запасами ископаемого топлива потребуется инвестировать больше по отношению к ВВП, чтобы сократить свои выбросы и построить экономику с низким уровнем выбросов.

В рамках сценария NGFS потребность Казахстана в инвестициях достигнет примерно 15% от ВВП, тогда как среднемировой показатель составит около 7,5%. С другой стороны, у этого региона есть хорошие возможности в области возобновляемой энергетики и сокращения выбросов. В частности, Казахстан обладает высоким потенциалом в таких сферах ВИЭ как ветровая и солнечная энергетика. Для населения последствия тоже могут оказаться весьма неодинаковыми.

В переходный период граждане с относительно низкими доходами будут страдать от роста цен больше, однако в конечном итоге эти цены упадут благодаря снижению операционных затрат, связанных с переходом на низкоуглеродные источники энергии.

В случае отсутствия энергоперехода увеличиваются физические риски, связанные с климатическими изменениями — повышение средней температуры и его последствия. Казахстан относится к группе стран с низким профилем физического риска вместе с Канадой, Россией, Германией. В группе высокого риска находятся страны с жарким климатом — Индия, Саудовская Аравия, Нигерия.

Преобразования будут сопряжены с трудностями и потребуют фундаментальных структурных изменений в экономике. Придется перестроить всю мировую экономику – начиная с того, как мы работаем и строим свои дома, чем мы питаемся и заканчивая тем, как мы добираемся из точки А в точку Б. Но все эти перемены объединяет то, что в конечном итоге выгода перевешивает затраты – с точки зрения как состояния планеты, так и улучшения повседневной жизни, например благодаря более чистому воздуху и более качественной почве.

В Алматы 26 февраля прошел митинг против смога / Фото Informburo.kz

История прогресса человечества неразрывно связана с историей человеческой изобретательности – поистине неисчерпаемого ресурса. И у Казахстана есть все возможности, чтобы внести свой вклад в решение проблемы и даже стать бенефициаром. Мы считаем, что благодаря изобретательности человечество сможет в конечном счёте понять, как достичь чистого нулевого уровня выбросов. Но мы должны решиться на это и начать действовать прямо сейчас.

Дулатбек Икбаев, партнёр McKinsey & Company в Казахстане


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров